Ереси в церкви Испании

Большую роль в Испании этого времени играла христианская цер­ковь, влияние которой все более распространялось. Центрами христиа­низации оставались наиболее романизованные города, но в IV в. в но­вую религию все чаще обращаются землевладельцы, им принадлежала элитная недвижимость в испании. Крестьяне в большей степени оставались приверженными языческим верованиям.Особенно сильным было язычество в северной части Испании, но языч­ники встречались также в Лузитании и на востоке Испании, даже в таком относительно крупном городе, как Барцинон. Однако посте­пенно и среди крестьян становилось все больше христиан.

церковь испании

После разгрома Магненция, терпимо относившегося к язычеству и даже раз­решившего ночные жертвоприношения, победитель Констанций при­нял решительные меры по полному искоренению прежних верований, результатом чего стало не только восстановление прежних ограничений, но и фактическое закрытие храмов. Это явилось решительным пово­ротом на пути полной победы христианства. Все это сказалось и на Испании. Хотя следы язычества прослеживаются в Испании и после ее завоевания варварами, к началу V в. страна становится в основном христианской.

Церковь, как уже говорилось, оказывается и крупным землевладельцем, они имели лучшую недвижимость в испании. Многие испанские епископы приобретают значимость и за пределами Пиренейского полуострова. Таким был, например, Осий из Кордубы, друг императора Константина, председательство­ вавший на первом Вселенском соборе в Никее в 325 г. Собирались и испанские поместные соборы. В 380 г. император Феодосий офици­ально запретил исповедание любой религии, кроме христианской, в форме, утвержденной в Никее.

В этих условиях выступление против церкви косвенно оказывалось и выступлением против государства. Не случайно одной из форм клас­совой борьбы в позднеримскую эпоху становятся ереси. В Испании такой ересью стало присциллианство, о котором уже частично говори­лось выше.

Присциллиан родился около 340 г. или несколько позже, был сначала язычником, позже крестился и достиг высоких ступеней в церковной иерархии и был даже избран епископом Абилы. К этому времени он уже выступил со своими взглядами, резко отличающимися от никейских. Присциллиан утверждал, что не существует реального различия между лицами Троицы, что Иисус Христос имел только одну, Божественную, природу и поэтому практически не страдал на кресте, что дьявол является порождением хаоса, а мир — порождением дьяво­ла, что человеческое тело — создание тоже дьявола, а душа — часть Бога. Из этих теоретических посылок он делал весьма важные практи­ческие выводы. Он настаивал на аскетизме, на отказе церкви от иму­щества, на выборности церковных должностей, на вере как мистическом соединении человека с Богом без посредничества церкви. Присцил­лиан настаивал на возможности использования апокрифов (то есть сочинений, не признанных церковью священными), в которых можно было найти антицерковные взгляды, и на участии женщин в отправле­нии культа. Все это не только было противоположно официальному

Естественно, что большинство испанских церковных иерархов вы­ступило против Присциллиана. Особенно их возмущало требование Присциллиана и его сторонников аскетизма. Еще будучи светским че­ловеком, Присциллиан создал свою аскетическую группу, которая об­виняла епископов в том, что они, являясь сами крупными собственни­ками, больше заботятся о своей земле, чем о вере, и о чреве и глотке больше, чем о душе. Кордубский епископ Гигин обратил внимание эмеританского митрополита Идация на деятельность сторонников При­сциллиана.

Тот, ознакомившись с этой деятельностью, был крайне воз­мущен и выступил не только против аскетизма присциллианитов, но и против чтения ими апокрифных книг. Присциллиана обвинили в ма­нихействе (самое распространенное в то время обвинение против ере­тиков) и гностицизме. Но зато его активно поддержали широкие народ­ные массы Галлеции и части Лузитании, а затем и других регионов Испании и даже Аквитании по ту сторону Пиренеев. В основном это были крестьяне, сравнительно недавно пришедшие к христианству.

Возможно, что в Галлеции христианство в сельской среде вообще стало распространяться именно в форме присциллианства. Примкнули к Присциллиану и низы городского населения. Среди сторонников При­сциллиана были и представители высших слоев, включая, например, богатого горожанина из Бетики Тибериана, и даже епископы, да и сам Присциллиан был епископом и, насколько известно, этого сана не лишался. А это странно.

Рейтинг
( Пока оценок нет )