Кровавая баня куликовской битвы

Сложный момент Русская земля переживала 8 сентября 1380 года, когда происходила Куликовская битва. Непривычные к бою воины, не все они выдержали испытание невиданным кровопролитием («Москвици же мнози небывалци, видевши множество рати татарьской, устрашишася и живота отцаявшеся, а инеи на беги обратишася»).

Но именно из них (а также из купцов, «житейских людей»), согласно Киприановской редакции «Сказания», была сформирована та «пешасская великая рать», о недостатке которой вначале так беспокоился Дмитрий (в других редакциях «Сказания» говорится только о конной рати).

Кровавая баня куликовской битвы

Она стала становым хребтом Дмитриеве войска и, вооруженная более мужеством, нежели воинским искусством, в массе своей легла там, где стояла («И ту пешаа Русскаа великаа рать, аки древеса, сломишася и, аки сено посечено, лежаху, и бе видети страшно зело»).

Легла, но выполнила свою задачу — погасила, ослабила наступателоный порыв татар, истощила их силы, не допустила полного расчленения русских боевых порядков. Недаром «Летописная повесть» говорит, что «христиане» «дерзнули» в этот день «яко велиции ратници».

Не меньший интерес представляет упоминающаяся в «Сказании» фигура разбойника Фомы Кацыбея Изюй общества, о котором в ином случае было бы известно лишь то, что он пограбил где-либо «гостей» или пойман и казнен за преступления против феодального государства, выступает здесь в качестве одного из «стражей», отправленных Дмитрием в степь, навстречу татарам, «мужества его ради», удостаивается видения и сообщает о нем великому князю (причем последний называет его «другом» и «братом»).

Вместе с Юркой-сапожником и его товарищами Фома как бы символизирует общенациональную значимость того, что происходило на Куликовом поле. Их имена лучше всего свидетельствуют о том, что победа на Дону ковалась всенародно.

Вероятно, не все эти люди, представлявшие общественные низы, даже слышали о Сергии Радонежском. Еще меньше — знали и понимали общественную сущность введенного им троичного культа.

Но, перейдя Дон, чтобы отразить крупнейшее со времен Батыя нашествие Орды, «положить душу свою за друзей своих», они сделали именно то, к чему призывал Сергий, и в один из самых критических моментов русской истории показали, каким глубинным народным чаяниям отвечало Сергиево учение о Троице

Как жаль, что это была не последняя кровавая баня на русской земле…

Рейтинг
( Пока оценок нет )