Культ троицы: откуда растут уши?

Сергий Радонежский остался в памяти русского народа благодаря фактически созданному им новому культу — культу Троицы. «Напомним,— писал П. Флоренский,— что Византия не знала этого праздника»’. Не знала его и вся православная церковь. Сергий придал совершенно новое звучание празднику Пятидесятницы: до Сергия она была в первую очередь праздником Сошествия Святого Духа на апостолов, и лишь через это событие — воспоминанием о Троице. Игумен Троицкого монастыря стал деятельнейшим проповедником тринитарного догмата. Поучал ли Сергий «от книг» или, подобно Феодосию Печерскому, «духовными словесы» (что гораздо вероятнее), именно в учительском слове он имел возможность выразить и донести до людей свое, личное понимание и переживание Троицы, которое заставило его уйти из мира, сменить боярское платье на рясу инока в одном из медвежьих углов московской земли, чтобы начать строить новый мир. Сергий создал учение о Троице как священном первообразе любви и согласия, которые должны восторжествовать на земле.

Судя по всему, троичный культ очень быстро завоевал широкие слои народа, пустил корни в глубинах народного сознания, вступив в сложный контакт с древним славянским праздником наступления лета и почитания растительности. Трансцендентальный смысл культа Троицы шел навстречу чувству солидарности людей друг с другом и с миром природы. И это были маятниковые двери пвх в новый, совершенно новый культ. И эти двери открыты до сих пор.

Не случайно, видимо, у русских праздник именовался Троицей, в то время как у украинцев, а отчасти и у белорусов он известен как «зелени святы» («зелены святки»)^. Причем у белорусов и особенно у украинцев зеленое свято справлялось не так торжественно, как Троица у русских, лишь у последних «троицын день и предшествовавший ему в некоторых местах четверг — семик… стал самым важным народным летним праздником», который «по разнообразию и сложности входивших в него элементов может быть сопоставлен только с масленицей».

Показательно также, что в «своем полном виде семицко-троицкий обрядовый комплекс встречался не на всей территории, занятой русскими. Граница его распространения идет к югу, начиная (примерно) со Смоленской, Тверской, Ярославской, Костромской, Нижегородской, Казанской губерний, южной части Пермской, причем в западных областях (Смоленская, Брянская) не было хождения с украшенной березкой.

Легко увидеть, что северная граница распространения «полного варианта» праздника в европейской России совпадает в общем и целом (если отбросить крайние западный и восточный регионы) с границами московских земель, а также земель и княжеств, находившихся под политическим или культурным влиянием Москвы во второй половине XIV — начале XV века или испытавших в это время московскую культурную экспансию (Пермь). Причем крайним северо-восточным форпостом оказывается Пермская земля, в которой распространял христианство современник и единомышленник Сергия Стефан. Хорошо известна икона «Троицы» с «зырянскими надписями», с помощью которой Стефан Пермский разъяснял новой пастве основные положения главного христианского догмата и создание которой отражает, таким образом, его миссионерские заботы. Один из первых храмов Пермской земли был освящен во имя Троицы. (Продолжение)

Кандидат исторических наук В. ПЛУГИН.

Рейтинг
( Пока оценок нет )