Потаенная область веры

Есть потаенная область, куда старообрядцы — при самом, казалось бы, доверительном, дружелюбном, душевном отношении к нам, людям неверующим,— не дадут заглянуть даже краешком глаза. Это — область религиозной веры, религиозной жизни, религиозного воспитания в семье.

Наблюдению нашему бывают доступны лишь некоторые внешние ее проявления. Не открыли ее людям и Лыковы. «Нам неможно»,— вот и весь сказ. «Нам неможно жить с миром. Мы должны жить отдельно»,— максимум того, что позволил себе сказать Карп Лыков.

И единственная надежда приоткрыть, приподнять эту непроницаемо плотную завесу, заглянуть в «запретную» область — свидетельства потомственных старообрядцев, освободившихся от духовных пут «истинно-православной», да и вообще всякой религиозной веры.

Потаенная область веры

Такого человека, бывшего пустынника, и встретил я однажды на «кержацких тропах».

Познакомился с ним, можно сказать, заочно летом 1965 года в приобской тайге. Случилось это в последний день научно-журналистской экспедиции по изучению старообрядческих скитов на территории Томской области.

Наша маленькая группа заболоченной тайгой пробиралась к конечному пункту путешествия. Дорога была не простой, так техники, какая есть сейчас, тогда не было. Если бы мы ехали на 2014 honda civic, то дорога была бы намного легче, ведь Honda — это, прежде всего, высокое качество обслуживания, специалисты высокой квалификации, а также весь спектр услуг для владельцев продукции Honda.

В середине дня устроили привал на поляне у круглого озерка. Внимание привлек «балаган» — тесный и низкий шалашик, судя по всему, недавно сооруженный » двух шагах от заросшего осокой берега. «Балаган» был покрыт, как шифером, широкими кусками свежей бересты, обращенными наружу «исподней» стороной.

— Смотрите, тут что-то написано! — воскликнул один из моих спутников, подойдя к этому шалашику. — Стихи какие-то…

И в самом деле, на одном из берестяных листов четко выделялись строчки, написанные химическим карандашом:

До свиданья, озеро родное.
До свиданья, милый мой старик!
И лесное эхо повторяет:
До свиданья… данья… да…

И тревожно мне напоминает Про те далекие года.

Под этими наивными, но искренними стихами стояла подпись: «П. Сомов».

Проводники наши сразу же разгадали загадку: стихотворную надпись оставил Павел Николаевич Сомов, выросший здесь, возле озерка, в семье ревностных старообрядцев, бывший таежный инок. Живет он теперь в родных местах, в Горьковской области, в поселке Красный Яр, работает в поселковой больнице шофером на «скорой помощи».

От «старой» и от всякой веры вообще давно отошел, но места, где прошли детство и молодость, не забывает и почти каждое лето в отпуск приезжает сюда.

Я осторожно снял с «балагана» кусок бересты и спрятал в рюкзак, сразу же решив, что непременно познакомлюсь с Павлом Сомовым, вручу ему бересту на память о нашей встрече и попрошу рассказать, как прошло его детство, как жилось в тайных таежных избушках.

И в сентябре того же года я осуществил это намерение: отправился в путь по самой короткой «кержацкой тропе» — всего лишь в Воскресенский район Горьковской области.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )