Православная церковь во второй мировой

Присоединение к Советскому Союзу в 1940 году Западной Белоруссии, Западной Украины, а также Прибалтики и Бесса­рабии изменило религиозную ситуацию в стране. За счёт этих новых террито­рий количество православных церквей увеличилось сразу до четырёх тысяч. К этому времени политика советского го­сударства в отношении Церкви и веру­ющих претерпела заметные перемены.

церковь во второй мировой

Начинать на новых территориях борь­бу с религией и Церковью и внедрять атеистическую идеологию, как это было в Советской России в 1918 году, в пери­од Гражданской войны, представлялось правительству нецелесообразным, но надо было решать, как относиться к мил­лионам новых граждан, приверженцам той или иной христианской конфессии, или к сотням тысяч православных верую­щих, некогда подданных Российской им­перии.

В этой связи роль митрополита Сергия, его кан­целярии резко возросла и он сделал тогда себе имя в истории. Церковь оказалась вос­требованной для политики советского государства: нужно было направить епископов на территории бывших сопредельных стран, устраивать и разви­вать там церковную жизнь и более того — отстаи­вать определённые интересы Московской Патри­архии. Например, в Прибалтике, где в 1920-е годы Православные Церкви Эстонии и Латвии стали под­чиняться Константинополю.

Это было вопреки кано­ническим правилам, с одной стороны, а с другой — и политике Московской Патриархии, которая считала и считает до сих пор, что эти территории входят в каноническое пространство Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Назначение туда епископов, организация церковной жизни дали воз­можность митрополиту Сергию обращаться со сво­ими предложениями к руководству страны — но че­рез Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) — единственный орган, курировавший в то время религиозную жизнь в СССР. Этими вопросами за­нимался специальный отдел Главного управления государственной безопасности, который возглавлял полковник Георгий Карпов.

И хотя по-прежнему действует Союз воинствующих безбожников во главе с Емельяном Ярославским, издаётся жур­нал «Безбожник», но такого агрессивно­го, безудержного желания всё разрушить до основания уже нет. Но, разумеется, религиозная жизнь по-прежнему нахо­дится под жёстким прессингом и кон­тролем НКВД. В среду верующих и ду­ховенства внедряется агентура, которая собирает информацию для спецслужб об антисоветских настроениях. Сотрудники органов опасаются, что среди церковных людей многие сочувствуют идее восста­новления монархии.

Небезынтересно, что в этот период про­исходит в религиозной жизни Германии — в стане будущего противника. Многие немцы поддержали канди­датуру Адольфа Г итлера на выборах канцлера Германии и соответственно — полити­ку Национал-социалистской рабочей партии, которую он представлял. Тому были причины. Выйдя из Первой мировой войны побеждён­ной, Германия потеряла часть своей территории, а также армию и флот и выплачивала большие кон­трибуции странам Антанты.

Национальные чувства немцев были очень сильно задеты. Нацисты же, стремясь к власти, обещали, что Германия воз­родится во всей своей мощи, с нею снова будут считаться на европейской арене. Поэтому первые годы нацистского правления, во главе с Адольфом Гитлером, вызывали у многих немцев, в том числе у религиозных лидеров и верующих, большое сочув­ствие.

Но вот что интересно: сам Гитлер и партий­ное руководство Национал-социалистской рабочей партии было враждебно христианству. И не потому, что были атеистами, как все советские вожди того времени. Партийные бонзы национал-социализма ставили в этой области совсем другую задачу: соз­дать национальную Германскую Церковь, в которой не будет места христианскому учению.

Рейтинг
( Пока оценок нет )