Православное возрождение

Сергий Радонежский смог сыграть столь исключительную роль в жизни и судьбах своей страны благодаря специфическим особенностям «культурного лица» эпохи, направленности ее духовного развития, общей для византийско-славянского мира, резко возросшим идеологическим влиянием церкви на общество; иначе говоря, благодаря той сумме духовно-культурных факторов, которую ряд ученых называет «восточно-европейским предвозрождением», «православное возрождение», «церковным восточно-европейским возрождением». Какой из терминов ни предпочесть, важно подчеркнуть средневековую природу такого возрождения, которое и не предполагало, так сказать, перехода к собственно Возрождению в точном, исторически определенном смысле этого слова.

За «православным возрождением» закономерно «последовало Средневековье» — пусть «возрожденное», «Новое Средневековье». Уместно также, как мне кажется, говорить по отношению к этому периоду об апогее Средневековья, которое на Руси, в отличие от Италии, «перешло не в свое отрицание, а в свое изживание». Думаем, что иного пути у Руси и не было. Это было так же тогда необходимо, как подготовка парника к зиме dachadecor.ru. Однако термин «предвозрождение» правильно акцентирует внимание на ряде общих типологических черт в культурном развитии стран Восточной и Западной Европы, в частности Италии, а’ также связей между этими культурами, обычно оспаривающихся в современной советской исторической и искусствоведческой науке.

Центральное место в предвозрождении принадлежало, по-видимому, движению исихастов. Своим учением о деификации — обожении, то есть прижизненном реальном общении с богом (через посредство благодати и праведной жизни) — как главном назначении человека в этом мире, исихазм способствовал высвобождению в личности новых творческих душевных сил, а в обществе в целом — обновлению, переходу к качественно новому этапу культурного развития, важнейшим мировоззренческим сдвигам.

Исихастами были виднейшие деятели и руководители русской церкви, часть рядового белого и особенно черного духовенства и даже, вероятно, миряне. Исихазм сформировал религиозно-философские взгляды самого Сергия и Андрея Рублева — величайших представителей русской духовной культуры XIV—XV веков, во многом определил их как личности. С исихазмом связано (как это ни парадоксально на первый взгляд) распространение монашеского общежития, являвшегося, как известно, одним из центральных пунктов преобразовательной программы Сергия.

Рейтинг
( Пока оценок нет )