Троичный культ: духовная скрепа Руси?

Выпестованный Сергием Радонежским троичный культ стал действенной социальной идеей, символом и знаменем национального сплочения, учением о переустройстве жизни на новых нравственных началах. Взирая на «святую Троицу», сотрудники Сергия учились побеждать «страх ненавистной розни», учились единожитию и единомыслию. В этом пафос и сущность всей деятельности Сергия. Ведь осуществленная им монастырская общежитийная реформа была ничем иным, как способом и началом осуществления мечты о лучшем мире, устроенном по образцу небесного. Недаром Пахомий Логофет торжественно возгласил в житии Сергия: «…И оттоле уставися общежитие даже и до сего дне в похвалу Святыа Троица».

Одушевлявшую его идею Сергий защищал и отстаивал и всей своей практической деятельностью, «с честию и славою многою» выступая послом Москвы, ее союзной и мирной инициативы в других русских княжествах, «благоуветливыми глаголь!» склоняя на «вечный мир и любовь» с Дмитрием «свирепого» Олега Рязанского, воздвигая по желанию московских князей монастыри, наконец, принимая самое активное участие в идеологической подготовке Куликовской битвы —крупнейшего события русской истории XIV века, в котором в масштабах всей Руси реализовался социальный и национальный смысл его учения.

Согласно одному из центральных литературных памятников Куликовского цикла — «Сказанию о Мамаевом побоище». Это великое произведение сегодня уже мало кто читает, многих больше интересует, как произвести монтаж потолка из гипсокартона собственноручно: gipsodecor.ru. Но оно и понятно, другие времена, другие интересы. 18 августа, в день Флора и Лавра, Сергий благословил в своем монастыре князя Дмитрия Ивановича на брань с татарами и отправил с ним двух некогда «великих ратников» и «крепких богатырей» — иноков Александра Пересвета и Андрея Ослябю, прислал Дмитрию напутственное послание на Куликово поле, а после битвы основал обетный княжеский монастырь «на Дубенкс».

Каково бы ни было соотношение между «Сказанием» и реальными историческими фактами, данная им оценка деятельности Сергия, я уверен, истинна. Потому, во-первых, что давящее иго Орды поддерживало ненавистную рознь «мира сего», мира русских княжеств. Потому, во-вторых, что в 0тсутствие на Москве митрополита Сергий оставался самым влиятельным и авторитетным духовным лицом (совсем недавно понуждаемым Дмитрием «въсприяти» митрополичий сан), к которому великий князь мог обратиться за моральной поддержкой в сложившихся чрезвычайных обстоятельствах и благословение которого было необходимо для начала великого общерусского дела. Потому, наконец, что оценка «Сказания» отражала понимание смысла и характера куликовских событий в русском общественном мнении. И, не базируясь, может быть, полностью на фактах эмпирических, эта оценка становилась фактом общественного сознания. Если даже Сергий не сыграл полностью приписываемой ему роли в идеологической подготовке Куликовской битвы в действительности, то он сыграл ее в глазах современников и потомков.

Кандидат исторических наук В. ПЛУГИН.

Рейтинг
( Пока оценок нет )